Блог переехал на новый адрес - клик по банеру

пятница, 17 апреля 2015 г.

Глумление большевиков над телом покойного генерала Корнилова.

Вот он, истинный облико морале "борцов за свободу трудящихся": разрыли могилу врага, и давай издеваться над трупом.
Да более того - сфотографировали, и давай дарить на память фотокарточки "американским товарищам".И эта публика спустя пару-тройку десятилетий еще что-то смела негодовать по поводу того, что кто-то там из убитых или пленных эсесовцев носил с собой фотокарточки с расстрелами и повешениями!





Фотография вырытого из могилы тела генерала Л.Г. Корнилова с дарственной надписью:
"На память американскому товарищу Акселю Гану", подаренная ему командующим красной Кавказской армией Чистовым 23 апреля 1918 года.

31 марта 1918 года под гор. Екатеринодаром, занятом большевиками, был убит командующий Добровольческой армией, народный герой, генерал Корнилов.
Тело его было отвезено за 40 верст от города в колонию Гнадау, где оно и было 2 апреля предано земле одновременно с телом убитого полковника Неженцева.
В тот же день Добровольческая армия оставила колонию Гнадау, а уже на следующее утро, 3 апреля, появились большевики.


Большевики первым делом бросились искать якобы "зарытые кадетами кассы и драгоценности".
При этих раскопках они натолкнулись на свежие могилы. Оба трупа были выкопаны, и тут же большевики, увидав на одном из трупов погоны полного генерала, решили, что это генерал Корнилов.
Общей уверенности не могла поколебать задержавшаяся по нездоровью в Гнадау сестра милосердия Добровольческой армии, которая по предъявлении ей большевиками трупа для опознания, хотя и признала в нем генерала Корнилова,
но стала их уверять, что это не он.
Труп подполковника Неженцева был обратно зарыт в могилу, а тело генерала Корнилова, в одной рубашке, покрытое брезентом, повезли в Екатеринодар на повозке колониста Давида Фрука.

В городе повозка эта въехала во двор гостиницы Губкина, на Соборной площади, где проживали главари советской
власти Сорокин, Золотарев, Чистов, Чуприн и другие.
Двор был переполнен красноармейцами. Воздух оглашался отборной бранью. Ругали покойного.
Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогали.
Настроение большевистской толпы повышалось. Через некоторое время красноармейцы вывезли на своих руках
повозку на улицу. С повозки тело было сброшено на панель.

Один из представителей советской власти, Золотарев, появился пьяный на балконе и, едва держась на ногах,
стал хвастаться перед толпой, что это его отряд привез тело Корнилова, но в то же время Сорокин оспаривал
у Золотарева честь привоза Корнилова, утверждая, что труп привезен не отрядом Золотарева, а темрюкцами.
Появились фотографы, и с покойника были сделаны снимки, после чего тут же проявленные карточки стали бойко
ходить по рукам.
С трупа была сорвана последняя рубашка, которая рвалась на части, и обрывки разбрасывались кругом.
"Тащи на балкон, покажи с балкона", - кричали в толпе, но тут же слышались возгласы: "Не надо на балкон,
зачем пачкать балкон. Повесить на дереве".
Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп. "Тетя, да он совсем голый", - с ужасом
заметил какой-то мальчик стоявшей рядом с ним женщине. Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела.
С балкона был отдан приказ замолчать, и когда гул голосов стих, то какой-то находившийся на балконе представитель советской власти стал доказывать, что привезенный труп, без сомнения, принадлежит Корнилову, у которого был один золотой зуб.
"Посмотрите и увидите", - приглашал он сомневающихся. Кроме того, он указывал на то, что на покойнике в гробу
были генеральские погоны и что в могиле, прежде чем дойти до трупа, обнаружили много цветов, "а так простых
солдат не хоронят", - заключил он. И действительно, приходится считать вполне установленным, что все это
безгранично дикое глумление производилось над трупом именно генерала Корнилова, который был тут же
опознан лицами, его знавшими.

Глумление это на Соборной площади перед гостиницей Губкина продолжалось бесконечно долго.

После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки. Толпа задвигалась, но в это время с балкона послышался грозный окрик: "Стой, буду стрелять из пулемета!" - и толпа отхлынула.

Не менее двух часов тешился народ. Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его.
Вновь тронулась вперед та же повозка с той же печальной поклажей. За повозкой двинулась огромная шумная толпа, опьяненная диким зрелищем и озверевшая.
Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя бесформенную массу, обезображенную ударами шашек,
бросанием на землю и пр.
Но этого все еще было мало: дорогой глумление продолжалось. К трупу подбегали отдельные лица из толпы,
вскакивали на повозку, наносили удары шашкой, бросали камнями и землей, плевали в лицо. При этом воздух
оглашался грубой бранью и пением хулиганских песен.
Наконец, тело было привезено на городские бойни, где его сняли с повозки и, обложив соломой, стали жечь в
присутствии высших представителей большевистской власти. Языки пламени охватили со всех сторон
обезображенный труп; подбежали солдаты и стали штыками колоть тело в живот, потом подложили еще соломы
и опять жгли. В один день не удалось окончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки,
жгли и растаптывали ногами.

Имеются сведения, что один из большевиков, рубивших труп генерала Корнилова, заразился трупным ядом и умер.

Через несколько дней по городу двигалась какая-то шутовская процессия ряженых; ее сопровождала толпа народа.
Это должно было изображать похороны Корнилова. Останавливаясь у подъездов, ряженые звонили и требовали
денег "на помин души Корнилова".

5 апреля в екатеринодарских "Известиях" на видном месте была помещена заметка, начинавшаяся следующими
словами: "16 апреля, в 12 часов дня, отряд т. Сорокина доставил в Екатеринодар из станицы Елизаветинской труп
героя и вдохновителя контрреволюции ген. Корнилова"; далее в заметке говорилось: "После сфотографирования труп Корнилова был отправлен за город, где и был предан сожжению".

Когда 6 августа 1918 года представители Добровольческой армии прибыли из Екатеринодара в колонию Гнадау для поднятия останков генерала Корнилова и подполковника Неженцева, то могила Корнилова оказалась пустой.
Нашелся в ней один только небольшой кусок соснового гроба.

Председатель Особой комиссии по
расследованию злодеяний большевиков,
состоящей при главнокомандующем
Вооруженными силами на юге России Г. Мейнгард

Источник: "Красный террор в годы Гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков". /London, 1992. С. 204 — 207.

==============================================================

О Ледяном Походе генерала Корнилова.